22:58 

Настоящее; команда Романской семьи

hetalia_fight
Так придумано людьми: хочешь мира - жди войны. (с)
Название: Брат на брата
Автор: команда Романских стран
Персонажи: Италия Юж., Италия Сев., упоминаются Испания, Германия и Древний Рим, немного намеков на пейринги.
Жанр: human!АУ (мафия), драма
Рейтинг: R
Саммари: Не умеешь строить коварных планов - не берись.
От авторов: Буквальная трактовка первого куплета заданной песни. Смерти персонажей?


Раскол пришел в клан Варгасов давно. Виноват во всем, конечно, был «Дед». Почему его называли именно так, никто из нынешнего поколения понятия не имел - зато все прекрасно знали, что именно смерть «Деда» привела к тому, что подгребшая под себя большую часть Италии семья развалилась на группировки.
Несколько раз за смену поколений главы теперь уже двух семей (их называли Северными и Южными Варгасами, иногда опуская фамилию) пытались примириться и объединиться, но это ни к чему хорошему не приводило.
Раны от последнего такого случая еще не зажили – в живых осталось только двое, кто мог похвастаться кровью «Деда», текущей в жилах.
И им приходилось туго – другие семьи, обрадовавшиеся еще одному ослаблению Варгасов, совершали налет за налетом на оба куцых клана.
«И во всем ведь виноват отец», - сердито думал Ловино Варгас – дон Варгас, как он предпочитал говорить о себе – буравя взглядом парадный портрет «Деда».
Отец так много говорил о нем, что в детстве Ловино в самом деле представлял «Деда» просто дедом. Очень старым, бородатым, всего в морщинах…
Однако «Дед» на портрете, который Ловино увидел впервые лет в шесть, был очень молодым. Не смотря на это, в нем чувствовалось что-то пугающее и сокрушительное – видимо, именно те части его характера, которые позволили «Деду» в свое время управлять огромной территорией. Сейчас от его половины Италии осталось только парочка жалких городов, которых, может быть, только и спасали от вымирания остатки Варгасов.
Ловино отвел взгляд от портрета и пробуравил им карту, лежащую перед ним. Та изображала город «младшего» (по возрасту младшим был сам Ловино, но вспоминать об этом он ненавидел), и было в этом городе что-то не так. Например, наемники одного из враждебных кланов изрешетили совсем недавно какой-то старый склад, а теперь этот склад охраняли с удвоенным рвением люди Феличиано.
Идиоту стоило уйти как в центр города, там хотя бы защищаться легко, а не разбрасываться людьми для прикрытия окраин. Ловино подавил порыв позвонить брату и сообщить о том, насколько тот никчемен и ничего не стоит в роли босса. Даже не смотря на право рождения и на этих своих немецких убийц.
Кстати, вот о ком стоило бы позаботиться.
Ловино отбросил карту, чтобы не мешалась, поднялся на ноги и практически ворвался в соседнюю комнату.
- Я ведь велел, чтобы мне докладывали обо всех перемещениях немцев! – рявкнул он. – Карриедо!
Ближайший помощник Ловино (с этим приходилось мириться) и его правая рука (с чем Варгас был не согласен) помахал в ответ рукой, как ребенок, которого вызывает к доске учитель. Ловино только зубами скрипнул.
- Я бы докладывал, если бы было что, - лениво пояснил Карриедо, успев вовремя.
Впрочем, он слишком хорошо знал Варгаса, чтобы вклиниться со своим ответом между представлениями Ловино о видах его мучительно смерти.
- Они никуда не двигаются, личные телохранители все-таки, - продолжил Антонио и зевнул. – Может, тебе тоже нанять?
- Обойдусь, - отрезал Ловино, недовольно нахмурившись.
«Один в один как портрет Деда», - подумал Карриедо, но промолчал. И так чувствовалось, что босс на взводе, пару шпилек в нужных местах – и полетит сам допрашивать своего брата, чтобы выяснить, что же тот отчаянно защищает.
- Обычные люди, когда беспокоятся о родственниках, звонят, чтобы узнать, как у тех дела идут, - пробормотал Антонио себе под нос, увернулся от затрещины и усмехнулся. – Попробуйте человеческие методы, босс.
Ловино скрипнул зубами от злости, потом напомнил себе, что маленький, но достаточно сильный клан Карриедо он терять как союзников не хочет, так что придется терпеть Антонио и его дерзость.
Нет, естественно, звонить Ловино не собирался. Он еще раз проверил карту и донесение, по которой она была составлена, убедился, что никто серьезный не охраняет склад Феличиано, и вышел из дома. Фамильный особняк был разрушен еще при отце – то событие, которое привело к тому, что в их семье осталось два человека. Нет, тогда-то четыре, но отец быстро разобрался со своим двоюродным дядей, но и сам долго не прожил.
Собрание Семей после утвердило обоих братьев Варгасов как возможных боссов. Может быть, собрание просто хотело развлечься, стравить пауков в банке.
Феличиано тогда сразу же предложил объединиться. Но если объединяться… это значило бы подчиниться, а подчиняться ему Ловино не хотел.
Но вот если исключить из уравнения право рождения...
Желательно вместе с самим Феличиано. Но нанимать киллера было бы слишком большим ударом по бюджету, а посылать кого-то из семьи было странно. Ловино бы сам сходил. Обязательно бы, если бы у него не было более важных дел, чем избавление мира от Феличиано Варгаса.

***


Склад на первый взгляд был пуст. Никакой охраны, как с неудовольствие отметил Ловино – если не считать охраной даже не колыхнувшихся идиотов, которые торчали на виду, будто специально подставляясь. Два коротких удара по затылку рукояткой пистолета – и больше никто не мешает.
Склад был старым. Внутри было бы темно, если бы не дырки от пуль, которых в стенах насчитывалось не меньше двух десятков. У дальней стенки стояла груда вещей, накрытых наброшенной сверху белой простыней.
Ловино как раз направлялся к ней, когда за спиной хлопнула дверь, и раздался приветственный возглас.
- Не буду рваться тебя обнять, - добавил Феличиано, глядя на пистолет – Ловино не убирал оружие.
- На удивление логичное решение, - отозвался он, прищурившись. Надо же, сам пришел. – Чего тебе нужно?
- Я хотел поговорить с тобой. Ты не берешь трубку, - Феличиано пожал плечами. – Поэтому, когда на этот склад напали, я перевез сюда кое-какие вещи, принадлежавшие Деду, и оставил охрану. Тебя ведь наверняка это привлекло.
- Какие еще вещи? – немедленно насторожился Ловино, делая еще шаг к накрытой куче.
- Ну-у-у, всякие вещи, - пояснил Феличиано. – Отец мне рассказал.
«Наверняка дорогие», - немедленно решил Ловино. – «Если их продать, хватит денег на то, чтобы вернуть… хоть что-то».
- И ты купишь себе меня, да, мелкая гадина? – оскорбился Ловино, почувствовал, как начинает дрожать рука от усталости, но постарался заставить себя держать оружие ровно. – Продашь их и купишь!
- У тебя какие-то глупые мысли, братик, - мягко улыбнулся Феличиано, такой нелепый и жалкий.
- И где твои немцы сейчас? – хмыкнул Ловино. – Если ты задумал объединение, тебе стоило захватить их с собой. Убить меня ты ведь не сможешь.
Он торжествующе улыбнулся.
Феличиано только вздохнул.
- Я оставил их у себя, иначе твои люди бы всполошились, - сказал он.
Ловино решил, что он фальшивит. Нельзя быть настолько идиотом в общении с человеком, который наставил на тебя пистолет и готов спустить курок. Точно готов. Первое убийство должно быть запоминающимся, а что может запомниться лучше, чем обрыв жизни своего брата?
- Хреново у тебя с планами, младший, - заключил Ловино, загораживая спиной ящик. Плевать, что там, но он никак не мог уступить пальму первенства. Это была его добыча, в конце концов! - Вот и не получилось! Теперь эта хрень будет моей, а значит, я возглавлю нашу семью! И ты будешь подчиняться мне!
- Это то, чего ты хочешь? - Феличиано попробовал подняться на ноги, но простреленная отказывалась слушаться, опереться на нее не получалось. - Точно то?
Ловино почудилось в его словах обычная насмешка Тони (Точно-точно хочешь? а через пять минут что захочешь? а еще через полчаса? а завтра? Ха-ха-ха, какой же ты непостоянный!), поэтому он просто молча поднял пистолет.
Просто нажать на курок, и его назойливого брата с его дурацкими идеями не будет существовать. И можно будет спокойно объединить две части их семьи, создать новую, вернуть себе славу «Деда»…
Ловино сглотнул, отгоняя сладкие мечты, и поувереннее сжал ребристую рукоять, врезавшуюся в ладонь.
А потом снаружи донесся рев мотора. Это, скорее всего, были немцы Феличиано, и если ничего не сделать… Ловино почувствовал, как рука задрожала сильнее, невольно встряхнул ее, пытаясь избавить от дрожи, и зацепил пальцем курок.
Грохот выстрела обжег его. И почему-то сразу после стало больно, хоть больно ведь должно было быть совсем не ему…
Ловино выронил пистолет – пальцы все еще дрожали и были испачканы порохом – и вдруг заметил, что по его рубашке течет кровь.
И больно, все еще слишком больно.

***


Умирать, оказывается, было больно. Боль пульсировала где-то в груди, и дышать получалось через раз, а кровь пузырилась на губах. А еще ныла рука после отдачи, и Феличиано готов был отмотать время назад и разучиться стрелять в ответ в доли секунды после того, как услышал выстрел противника.
Он с сожалением вспомнил, как всего около часа назад давал обещание еще посмеяться над всеми его планами по примирению, а Людвиг требовал перестать быть ребенком.
Вот, кстати, что интересно – у Ловино есть кто-нибудь такой, особенный?
В дальнем конце склада - совсем как в кино, устало подумал Феличиано - заскрипела дверь, потом раздались быстрые шаги, и нескладная долговязая фигура рухнула рядом с Ловино на колени.
«Значит, точно есть», - удовлетворенно вздохнул Феличиано и закрыл глаза, пытаясь отключиться от чужого назойливого голоса, даже обращенного не к нему.


@темы: Романская семья, настоящее (2)

URL
   

Битва Мировоззрений

главная