Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:09 

Прошлое; команда Германской семьи

hetalia_fight
Так придумано людьми: хочешь мира - жди войны. (с)

Название: Следы на море
Автор: команда Германской семьи
Персонажи: Нидерланды, Бельгия.
Жанр: драма, мифология, кроссовер.
Рейтинг: детский. А дети у нас жестокие.
Саммари: А в синем море, в белой пене по-прежнему тонут корабли.
От авторов: Кроссовер с мультфильмом «В синем море, в белой пене».


Музыка в Лету, а кровь в песок...
Совестью жертвовать даже в моде.
Плавно и камерно, наискосок,
Меч палача над луною восходит.
А.Белянин "Пастух медведей"


«Ван Гален» вышел из ДенХалдера с двухчасовым опозданием, и это стоило ему всего.
Сизые волны метались и кидались на борт, разбиваясь в мутную пену, и где-то за пеленой тумана неспешно поднимался из-за горизонта совершенно неподвижный корабль. Он сливался с линией горизонта, пока вдруг не вырос, не качнулся, и не прошел «Ван Гален» насквозь.
- «Копенгаген»! – выкрикнул кто-то, особенно глазастый, и с ним согласились.
- «Копенгаген» под капитанством Андерсена, - согласились с ним, и это был последние спокойные слова, сказанные на этом корабле.
Потом началась буря.
Океан был везде: волны вздымались до самого неба, опадали на палубу, налетали сбоку и сметали людей в воду. Они шли на дно, не успев выплыть, прежде чем в легких кончался воздух. Последние выдохи утонувших смешивались с бурлящей пеной. Сильные руки подводных течений тянули моряков за ноги, зажимали рты, и увлекали за собой, вдо черноты непрозрачные глубины, наваливающиеся тяжестью всего Мирового океана.
А потом корабль надломился, издал страшный стон и сложился пополам, стремительной кометой уходя на дно.
Капитан был среди тех, кого выбросило за борт во время болтанки, и он успел уже проститься с жизнью. Ледяные пальцы волн тянули его вниз, цепляясь за сапоги, за отвороты одежды, за рукава. Они закрывали глаза и зажимали рот. И пузырьки воздуха из носа вырывались и уносились вверх, туда, где сквозь темные облака прорывались первые лучи солнца, освещая картину неравного боя человека и стихии.
У океана была и другая сторона: та тонкая прослойка, где уже не могло быть ничего, кроме воды, настолько безжизненной, что она олицетворяла бессмертие.
Именно здесь жили они. Не рыбы и не люди, создания, которых древние считали детьми богов, и которые на самом деле являлись потомками тех, кто не смог пройти сквозь разверзшееся море. На краю нижнеокеанской бездныони строили свои дома, в которых жили последние сотни лет.
Здесь и пришел в себя капитан, закашлявшийся водой внутри воды. Во все стороны от него испуганно метнулись светящиеся потоки, переливающиеся сизыми чешуйками. Он попробовал заговорить, и изо рта вырвался сочный клуб воздуха. Моряк напряг связки и смог вымолвить первое слово. А еще он может дышать! Точнее, совсем не дышать.
Светящиеся существа, слишком яркие для такой глубины, подобрались повыше, и юркая рыбка метнулась к нему, протягивая руки.
- Как ты?
И ни слова не произнесла, ни один пузырек не сорвался с губ красавицы, красота которой заканчивалась у пояса, плавно переходя в сильный хвост с ребристыми плавниками. Капитана замутило, он перевернулся на живот, чувствуя, как вода его подтолкнула, и закашлялся. Мутные комковатые струйки поднялись вверх.
Беззвучные голоса загомонили на разные лады, и больше половины мужчина не понимал. Он резко сел, преодолевая сопротивление воды, и воззрился на девушку, обратившейся к нему первой. Она молча смотрела в ответ, и ее золотые волосы мягко покачивались вокруг овала лица.
В этом мире все было слишком неправильно, чтобы здесь могли жить существа, хоть отдаленно напоминающие людей (а капитан упорно считал людей венцом творения), но факт оставался фактом. О нем позаботились, подняли за руки и повлекли куда-то к домам, причем он старался перебирать ногами, что было довольно трудно в настолько густой воде.

Его встречали с неземными почестями. Одарили новой одеждой, расшитой драгоценностями, хотя сами такой не носили, и препроводили к кому-то вроде местного короля. У старика была белая борода, плавно покачивающаяся по направлению подводного течения, и пронзительный взгляд из-под густых бровей. Король взял, да и вложил в руку капитана точеную ладошку своей дочери, прекрасной рыбки, девушки, что первая обратилось к нему. Она опустила взгляд и зарделась, прямо как лента в ее волосах.
Капитан не стал отказываться. И дары принял, и девушку принял, и слова не сказал против, хотя чувствовал смутно, будто теряет за всем этим самого себя. Ничего прочего, кроме этого серого моря, он не помнил.
Король махнул рукой и выудил откуда-то трубку, и все мужчины последовали его примеру. Моряк глянул, как тонкие завихрения и пузырьки поднимаются вверх, и не смог больше отвести взгляд от тонкой работы по дереву. А там, наверху, он, должно быть, кого-то любил.
Ему вручили тонкую длинную трубку, посоветовали затянуться - и мутная пена устремилась к невидимому солнцу. Капитан отплевывался, будто мыла в рот набрал.
- Ничего вы не понимаете, - недовольно покачал головой он, и позволил увести себя к дому, который единым королевским жестом отрядил ему тесть. Девушка держалась рядом и то и дело наматывала на пальчик длинную жемчужную нить, обвивающую шею.
Моряку ничего не оставалось, кроме как смириться, любить ее и – вспоминать.

Сизым утром много лет спустя его не нашли в собственной кровати. Видимо, ушел куда-то с ночи, да так и не вернулся. Не вернулся день, два, затем прошла и неделя... Не возвращается. Посерела его жена, дочь короля, красавица-рыбка, захворала. И пошла-поднялась наверх, туда, откуда забрала она своего суженого.
На земле в это время прошло всего полтора года, разразилась война на весь мир. Заметались, запели испуганными птицами новые корабли по океану, и в каждый глядела русалка с горем, видеть не хотела – и не могла не посмотреть в глаза тому, кто взял ее сердце вместе с протянутой ладонью, пригрел на груди, спрятал в карман да ушел восвояси.
Не билось больше ничего в груди златовласой рыбки, не волновалось от чужих прикосновений, и было ей больно от того, как замерзала кровь в теле.
Потому-то она и не заметила, как, опускаясь на дно, столкнулась с огромным жестяным чудовищем. Монстром, оставляющим свои следы, с широкими боками и злым глазом надо лбом, двигающимся на изогнутой ножке.
Она первая встретила свою смерть, сметенная торпедой, и медленно-медленно, как лепесток цветка, пошла на дно. В руке капитана - теперь уже не капитана, а адмирала! - замигал и погас поисковый маячок, очертаниями напоминающий маленькое сердце.
- Выкинь, - приказал он своему помощнику, и поморщился, - все никак не могу отделаться от мысли, что глушу мальков динамитом.
- Это не те мальки, герр...
- Я знаю. Интересно, эти рыбки тоже всплывают брюхом кверху, если их убить?
Помощник подобострастно заулыбался, хотя его мутило. Он не очень-то верил, что адмирал, их невозможно спокойный, постоянно смолящий едкий табак адмирал, верит в эти детские сказки про русалок.
Он так и говорил: "Пойдем бить рыбок. А там, глядишь, кого из англичан потопим".






@темы: Германская семья, прошлое (1)

URL
Комментарии
2013-02-10 в 23:32 

Рикки Хирикикки
зануда, сквернослов, вейпер, би
Оставайся, мальчик, с нами, будешь нашим королём.
Вот я всегда чувствовала что-то подспудно-тягостное за всей внешней яркостью и беззаботностью этого мульта.

2013-02-11 в 01:29 

Sir Acid
бледные смертоносные лорды в бархатных плащах
Отличный финал)

2013-02-11 в 13:48 

Morrigan33
Улыбаемся и машем!
Арт замечательный, русалка-Бельгия отлично получилась.

А вот фик к сожалению не оценила, написано здорово, язык замечательный, но общая идея от меня ускользнула да и Нидерланды и Бельгию не узнала бы, если бы не шапка.

2013-02-12 в 09:59 

Самомазохистка
Арт понравился, очень. Даже словно бы какую-то книжку детскую со сказками напомнило.
Фик хороший, интересный, но вот герои узнаются плохо. Не ООСны, а скорее как-то расплывчаты. Хотя и цепляет чем-то

   

Битва Мировоззрений

главная