19:41 

Будущее; команда славян.

hetalia_fight
Так придумано людьми: хочешь мира - жди войны. (с)
Название: За стенами лабораторий
Автор: команда славян
Персонажи: Иван, Наталья, Ольга
Рейтинг: PG
Жанры: ангст, АУ, фантастика
Предупреждения: ООС
Дисклаймер: Химаруя
Саммари: Воображение не всегда рисует радужные события, когда мы говорим о будущем. Что может происходить в наших лабораториях? Разумеется, не то, о чем положено знать простым людям.

– Получилось, Ванечка?
Наташа прибежала сразу, как услышала шум. Никакие стены не могли остановить ее, она услышала звук небольшого взрыва, хоть и находилась на порядочном расстоянии от основной лаборатории своего брата. Девушка остановилась, не дойдя до Брагинского несколько шагов, и заметила рассыпанные по полу осколки и разбитую сферу за спиной ученого, стоящего посреди помещения.
– Нет, – тяжело вздохнул Иван, отряхивая почерневший рукав халата. Очередная неудача. Это стало уже чем-то столь привычным, что не вызывало и отголоска печали. – Позови ассистентов, пусть все уберут.
Арловская кивнула и поспешно скрылась за дверями. Брагинский повернулся к сфере, из которой продолжала течь полупрозрачная жидкость, переливающаяся синим цветом. Иван медленно поднял один из осколков и, прикрыв глаза, вонзил его в существо, неподвижно лежавшее перед ним. Брызнула синяя кровь и каплями разлетелась по всей лаборатории, оставляя пятна на стенах, на потолке, на халате Ивана и его лице.
– Ванюша, – дверь открылась, и в помещение вошла Ольга. За ней явилось еще несколько сотрудников, ряд которых замыкала молчаливая Наталья. Брагинский покачал головой и быстро покинул лабораторию, предоставив все остальное своим помощникам. Арловская не спешила следовать за ним. Вместо этого она медленно подошла к разбитому оборудованию и окинула останки существа безразличным взглядом. Вытащив осколок, девушка откинула его в сторону.
– Справитесь сами?
– Конечно, Наташ! Можешь идти, – мягко улыбнулась Ольга. Арловская кивнула, после чего плавно проскользнула за дверь. Пока Ваня не ушел в закрытую часть здания, его еще можно было догнать.

***

– Что это было, Вань? – шепотом спрашивает девушка, подойдя к брату ближе.
– Не знаю, Наташ. Пока мы можем лишь продолжать, – Брагинский мягко улыбнулся, глядя на свою сестру. – Ты не уйдешь?
– Я останусь с тобой.
– А Оля?
– Ей нет смысла уходить.
– Я очень рад это слышать.
– Ванюша, а когда все закончится, мы с тобой…
– Нет. Прости, Наташа, – взгляд Брагинского становится иным. Более жестоким. Иван разворачивается и уходит, быстро шагая по коридору, направляясь в закрытый корпус.
– Ты очень изменился, Ванечка… – в глазах Наташи появляется грусть. Но Арловская не позволяет себе слабости и не смотрит вслед дорогому брату. Она молча уходит.

***
Лаборатория Натальи совсем не похожа на то помещение, в котором работал Иван. Она гораздо меньше, а большая часть оборудования просто отсутствует. Сквозь узкий проход между двумя белыми шкафами почти невозможно протиснуться, но Наталья всегда преодолевает путь без особых усилий. Оказавшись за своим столом, девушка чувствует себя куда увереннее, хотя стены все равно продолжают незримо давить на нее. И с каждым днем, проведенным в этом здании где-то в глубине страны, остатки человеческих эмоций постепенно растворяются в соляных растворах. Но приходилось терпеть и не такое, а потому Арловская продолжает думать лишь об одном: все это она делает лишь ради Вани. Из всех чувств осталась лишь любовь к нему… И еще – привязанность к старшей сестре. И Наталья снова и снова холодно смотрела на то, что создавала в этих стенах. Ей и раньше ничего не стоило убить ради брата, сейчас же это даже вошло в привычку. Любимый нож уже давно покоился на полке, его заменили провода, кнопки и светящиеся экраны. Оказалось, и это действовало ничуть не хуже.
На втором столе в прозрачных стеклянных клетках находились животные. Казалось, она понимали, что им предстоит, а потому выражали лишь смирение. Но сегодня Наталья не собиралась пользоваться их помощью.
Перед девушкой стоял небольшой прибор. Именно он и был выбран для сегодняшнего опыта.
Красный провод. Синий. Подключить. На лице Наташи появилась хищная ухмылка. Работа полностью преображала девушку, и Арловская совершала необходимые действия, уже не проворачивая в уме сложных схем и не производя расчетов: все уже происходило автоматически. И зачем иностранным государствам так необходимо было заниматься разработкой систем усовершенствования искусственного разума? Человеческий мозг превзойти им все равно не удастся. Невозможно создать программу, способную доверять интуиции и не пользующуюся различного рода алгоритмами, необходимыми Наталье лишь на первых порах, пока все не было отработано.
Желтый провод. Колесо в приборе повернулось на сорок пять градусов. Арловская взяла одну из пробирок, стоящих рядом в держателе, и осторожно перелила содержимое внутрь одной из колб, находящихся в приборе. Включить. Колесо завертелось, но очень быстро остановилось. Наталья нахмурилась и, вынув колбу, напряженно вгляделась в ее содержимое.
– Неверный состав. Снова, – негромко произнесла девушка, после чего отставила колбу в сторону и взяла другую пробирку в руки. – Не волнуйся, Ванечка. Я смогу создать то, что поможет тебе.

***

Ольга дождалась, пока молодые ассистенты закончат с уборкой, и поспешила выпроводить их из лаборатории. Уборщики не допускались в эту часть здания, а потому разбираться приходилось самостоятельно. Ольге казалось, что так даже лучше, ведь исправлять ошибки ученых порой могут только сами ученые. И это был как раз такой случай: то, что находилось в сфере до того, как она взорвалась, и служило контейнером для пробы Создания, могло оказаться очень опасным для жизни. Сейчас Оля очень переживала от того, что боялась за брата, который был слишком спокоен, вытирая с лица остатки неизвестной жидкости. Украинка торопилась покинуть лабораторию. Не потому, что боялась самого помещения, нет. Куда больше ее страшило то, что она могла совершить ошибку при попытке воспользоваться одним из многочисленных приборов, о предназначении большинства которых она не имела ни малейшего понятия, да и Наталья тоже. Несколько стеклянных шкафчиков, заставленных банками с плавающими в них всевозможными веществами, закрытый «сейф», огромный бак, к которому по трубе текла энергия для работы, небольшие приборы с множеством присоединенных проводов… Посередине лаборатории и находилась сфера, сейчас напоминающая разбитую елочную игрушку. Жидкость полностью вытекла из нее и была вытерта с пола. От того, что находилось в ней, ассистенты постарались избавиться в первую очередь.
Оля не знала, что пытается сделать Иван. Но она твердо знала, что все равно будет помогать ему, как и Наташа. Несмотря ни на что, они ведь остались втроем и потому решили держаться друг за друга до конца.

***

В закрытом корпусе всегда царила тишина. Он запирался на ключ, но даже без него вряд ли бы хоть кто-то из сотрудников решился бы туда зайти – Ивана не боялись лишь его сестры, но и им было запрещено появляться там. Поэтому никто не знал, какие тайны он может скрывать.
Проходя мимо одной из дверей, Брагинский мельком кинул взгляд на небольшой экран, сообщающий дату и время. Поздний вечер апреля две тысячи сорок девятого года. Казалось бы, столько лет прошло с момента получения задания, а пролетело все так быстро. И Наташа повзрослела на глазах – Иван и Ольга помнили ее еще совсем малышкой, пусть даже и взрослой не по годам, и совершенно случайно пропустили тот момент, когда начали относиться к ней как к ровеснице. В условиях замкнутого помещения границы между младшими и старшими совсем стираются, и далеко не все осведомлены о возрасте своих коллег, считая это совершенно бесполезным знанием.
Дверь плавно отъехала в сторону, впуская Ивана в темноту главной лаборатории, которую он посещал крайне редко. Но сейчас ему было необходимо проверить записи, поступившие от правительства несколько лет назад. Те самые записи, которые и были основой тогда еще только предстоящего задания.
«Быть может, ошибку допустил не я, а она была с самого начала…» – эта мысль уже не раз приходила в голову Ивану, и он уже готов был смириться с правдой, какой бы она не была. Но что сказать Наталье и Ольге, если все их усилия действительно были бесполезными? Сестры не задавали ненужных вопросов, просто согласившись пойти за ним и выполнить задание, предназначенное ему. Вместе.
Брагинский, подойдя к шкафу, достал с верхней полки порядком потрепанную папку с бумагами. Становится даже смешно – этим уже никто давно не пользуется, да и деревянные шкафы были бы редкостью даже для немногих оставшихся музеев. Об этом стоило бы пожалеть, но для лишних эмоций не было времени. Никто не давал выходных, не давал отпусков: работа не терпела перерывов.
«Страница первая. Цели исследования».
Уже выучено наизусть.
«Задача первая…»
Ни к чему.
«Задача вторая…»
Тоже лишнее. Страницы продолжают отлетать в сторону.
«Итог исследования…»
Так, а вот это уже то, что нужно. Надо прочитать еще раз.
«Как и говорилось ранее, целью описанных опытов, необходимых для поддержания баланса научного развития в мире ради самого мира…»
Боже мой, какая неприкрытая ложь.
«…являлось создание абсолютного разума, способного существовать в созданном для него контейнере, представляющем из себя часть живой материи…»
В живом теле, так?
«…и ради этого могут быть использованы любые ресурсы…»
Тогда это действительно могло показаться необходимым.
«Срок выполнения поставленных задач – не более десяти лет».
Сколько прошло уже? Иван на мгновение задумался. Кажется, около шести лет… Да, точно: в тот день Наташе исполнилось шестнадцать. И скоро ей исполнится двадцать два года.
Не так уж и много. Брагинскому даже стало интересно: как сильно изменился мир за то время, что они его не видели? До того, как их семья оказалась запертой в этой огромной единой исследовательской лаборатории, которую сам Иван начал считать лишь заводом для убийств, человечество продолжало идти вперед огромными шагами. Еще быстрее, чем в самом начале двадцать первого века. Что уж говорить про предыдущие столетия…
Иван мягко улыбнулся, неосторожно разрывая последний листок. Эта макулатура все равно уже никому не нужна. Лишь будет напоминать о том, как по-другому могла сложиться судьба тех, кто имел неосторожность сделать выбор в пользу других.
Казалось бы, все? Но нет, Иван ищет не это. И, словно подчинившись его желанию, из папки вылетает последний листок.
«В случае провала лаборатория будет уничтожена…»
Уничтожена? Брагинский точно помнил, что в договоре это не оговаривалось. Кроме того, в последующих строках нет ни слова об эвакуации ученых. Значит, все будет просто стерто с лица земли?
«В случае успеха исследования перейдут к вооруженным силам…»
Новая война? Как глупо.
«Ход исследования…»
Цели, задачи и способы заняли немалое количество бумаги. А само исследование – жалкий листок. Даже смешно. Если верить тому, что в нем написано, они выполнили план на восемьдесят пять процентов. Но полученные результаты сильно отличались от ожидаемых. Значит…
– Ошибка действительно была в самом начале.
Ваня резко поднялся на ноги.
– Не прячься.
– Да, брат.
– Знал ведь, что закрытая дверь никогда не была для тебя преградой…
Выражение лица Натальи остается прежним.
– Это правда? – она и так знает ответ. Но ей необходимо услышать подтверждение брата.
– Да.
– Ванюша… – девушка падает на колени и опускает голову. Брат спешит поднять ее на ноги. Наталья цепляется за него, как за единственное спасение, а внешне по-прежнему не проявляет эмоций. Но Иван все равно знает, что сейчас творится в ее душе. И знает, как она будет корить себя за единственную секунду слабости. Это случилось не потому, что она испугалась, нет. Лишь от жалости к брату. Но он сам считал, что не заслуживает ее жалости.
– Пойдем отсюда. Нужно предупредить Ольгу, – не дожидаясь ответа, Иван потянул сестру за собой прочь из помещения.

***

– Ты уверен? – украинка в ужасе прижала ладони ко рту.
– Да. Мы были обречены с самого начала.
– Но это невозможно!..
– Оля, – молчавшая Наташа холодно взглянула на сестру. – Не время. Надо что-то делать.
– Мы не будем завершать исследования?
– Они бесполезны. И не только потому, что план действий, выданный нам, содержал ошибку, которую не заметили ни мы, ни другие ученые, – с печалью в голосе ответил Иван. – Одно из предположений было неверным с самого начала. Это и было главной ошибкой.
– Какой?
– Одна только мысль о возможности создания этого была преступной. Вы ведь тоже должны были понять это… Да, Оля?
«Люди никогда не смогут искусственно создать живое существо, что бы ни пытались для этого сделать…»
– И ты должна понимать, что если это всплывет наружу, то от нас избавятся сразу, не дав возможности сказать хотя бы слово. И первым буду я. Понимаешь?
Ольга кивнула, стараясь сдержать подступившие к горлу слезы.
– Что нам делать, Ванечка?
– Мы взорвем лабораторию сами.
– Мы… Что? – Оля широко распахнула глаза, не в силах поверить.
– Нам придется это сделать.
– Но… Ваня! Здесь же не только мы! Здесь, кроме нас, еще по меньшей мере два десятка человек, и…
– Мне нет до них дела, – грубо оборвала Наталья, наконец посмотрев Ольге в глаза. – Лабораторию и так должны были уничтожить, но перед этим – вынести все приборы, необходимые для продолжения опытов, и все наши записи о достигнутых результатах. Если мы взорвем это своими руками, им потребуется еще много времени, чтобы восстановить все. И тогда мы хотя бы ненадолго отстрочим нашу гибель.
Говоря «нашу», Наташа подразумевала не только гибель своей семьи. И это было понятно безо всяких объяснений. Люди давно уже подписали себе приговор, и теперь лишь от них зависело, когда же его приведут в исполнение. Никто не говорил об этом вслух, но ведь все было ясно и без слов.
Собравшись с мыслями, Оля медленно кивнула. Встав из-за своего стола, девушка подошла к противоположной стене, на которой располагался очередной широкий экран, коих было немало в лабораториях и различались они лишь выполняемыми функциями. Предназначение этого было довольно простым: он позволял узнавать обстановку во всех огромных корпусах здания (за исключением закрытого). Девушка провела рукой по экрану и, дождавшись появления виртуальной клавиатуры, начала быстро вводить код доступа к отсеку с оружием на случай нападения.
– Думаю, этого хватит, чтобы все здесь взлетело на воздух, – проговорила Наталья, внимательно изучив экран.
– Должно хватить. Даже если не удастся взорвать самый защищенный закрытый корпус, он все равно обрушится, либо его основная часть окажется под завалом: рядом с ним слишком много наших наблюдательных вышек, которые упадут на него, – чуть дрожащим голосом подтвердила Ольга, продолжая нервно вводить код. – Готово. Наташа, теперь ты.
Девушка кивнула, и ее пальцы быстро забегали по клавиатуре, набирая часть общего кода.
«Продолжить».
– Твоя очередь, братик, – Наташа сделала шаг назад, уступая место старшему брату.
«Ввод завершен. Отсек открыт», – объявил компьютерный голос, после чего Ольга закрыла программу.
– Можем идти.

***

Нужный отсек встретил ученых привычным полумраком. Сделав несколько шагов внутрь, Иван огляделся и нашел почти незаметную щель, отделяющую большой ящик от осветительного прибора. Спустя несколько секунд комнату наполнил тусклый свет.
– Не забывайте, действовать нужно быстро. Наше отсутствие может быть замечено, – напомнил Иван, рукой поманив сестер внутрь комнаты. Ольга и Наталья, переглянувшись, кивнули брату и быстро приступили к делу.
Оружие, находящееся в этом отсеке, должно было поразить их своей устарелостью, поскольку помещение находилось на нижнем уровне и было оборудовано еще в самом начале строительства корпусов в две тысячи пятнадцатом году. Но это произошло бы только в том случае, если бы за эти годы хоть кто-то из членов семьи хотя бы раз покинул пределы секретной лаборатории, которой даже названия было не дано. Все из-за того, что о проекте знали лишь члены правительства. Ученые были отрезаны от окружающего мира. И оставалось надеяться лишь на то, что ничего еще не вышло из строя.
– Первым придется убрать Центральный корпус, а следующим – Восточный. Южный слишком мал, он не выдержит падения этих частей здания. Северный находится слишком далеко, им придется заняться отдельно. Западный…
– Рядом с Закрытым и нашими вышками. Тоже отдельно.
– Ольга, займешься Северным. Наташа – к Западному. Я пойду в Центральный, – тихо распорядился Ваня, но что-то в его голосе мешало возразить. Сестрам оставалось лишь покорно следовать сказанному.
Уже выходя из отсека, Наталья обернулась.
– Будь осторожен, Ванечка, – одними губами прошептала она и поспешила исчезнуть.

***

– Так быстро…
– Да, – Наташа пустым взглядом смотрела на то, что осталось от огромного здания, которое когда-то было одной из самых секретных лабораторий.
Не осталось даже больших развалин. Строение корпусов сыграло с ними злую шутку: соединенные друг с другом, они вызвали цепную реакцию, в результате которой не могло уцелеть ничто, в том числе и просторные подземные коридоры, в которые и рухнули обломки лаборатории. Лишь небольшая башня, стоящая поодаль, напоминала о том, что здесь когда-то жили и работали люди.
– Пора идти, – тихо произнесла Ольга, не в силах обернуться. Она прекрасно знала, сколько людей осталось там. И знала, что некоторые из них могут быть живы. Она могла бы остаться, но решила идти за братом. – Ванечка…
Он не ответил. Наташа взяла его за руку и медленно пошла прочь, увлекая за собой. Старшему брату оставалось лишь направиться следом.

Вместе. Навстречу неизвестности, которая могла оказаться еще более жуткой, чем то, что окружало их столько лет...


@темы: будущее (3), Славяне

URL
Комментарии
2012-05-18 в 18:51 

Morrigan33
Улыбаемся и машем!
Мрачно и жестоко получилось, но персонажи остались в характере не смотря на АУ) В целом мне понравилось.

2012-05-18 в 21:08 

Morrigan33, спасибо) рада услышать, что удалось сохранить характер, очень волновалась на этот счет.
А что до мрачно и жестоко, тут уж ничего не поделать, именно такие ассоциации вызывают у меня лаборатории будущего.

URL
2012-05-19 в 17:05 

Deorum
i've seen more complexity in a couch from IKEA ©
Если честно, то мне немного конкретики не хватило и текст воспринялся какими-то частями, а вроде должен быть цельным. В общем неплохо))
С ласковыми именами для Ивана малость перебор.

     

Битва Мировоззрений

главная